Родной край

Малой родине — Цыренжаб Чойропов

Цыренжаб Чойропов, мой двоюродный дядя, рассказывает о своей малой родине, Дырене, где родилась и моя мама.

Слово о малой родине…

Слово о малой родине. Дырен. Баргузин

У каждого из нас есть место, где мы родились, выросли, где живут наши друзья, родители, близкие – дорогой уголок земли. Начинается Родина уже на пороге дома. И она прекрасна… Ведь здесь тебе спокойно и хорошо. Родина у человека одна, как мама.

Моя малая Родина – Дырен. Здесь есть чем гордиться и любоваться. Это «брусничный дух, черемухи дыханье, лилового багульника настой. Я не дышу, а пью благоуханье моей земли, равнинной и лесной. Прими, Дырен, сыновнее спасибо, святой водой Аршана угости, чтоб я обрел невиданную силу для дальнего нелегкого пути». Я вспомнил звонкий и переливчатый голос местного нашего певца Саши Санжиева, когда он пел и немного переиначил слова в тексте «Гимна Бурятии». Как говорится, «один в один» или «точь-в-точь»! Стихотворение прекрасное и как-будто списано с натуры около нашего Аллинского аршана.

Дырен… Это абстрактное название моей «девственно-прекрасной земли», на самом деле нет конкретного поселения с таким наименованием. Эта земля объединила в себе несколько десятков населенных пунктов – больших и малых («нуга», «буусанууд», или хуторки, гурты, заимки и т.д.), каждый из которых имеет своеобразные названия. Мы часто произносим эти слова и не задумываемся, откуда взялись такие чудные наименования. А между тем, у каждого из них своя история. Мне всегда было интересно, что обозначают названия тех или иных мест на малой родине. Откуда такое название и т.д.? Мне очень интересно было в молодые годы, к примеру, значение слова «Алла». Выяснилось, что это изначально эвенкийское слово «олло» означает «рыба». Но почему?

Дырен у нас – местность действительно красивая. Две горы как бы смотрят друг на друга, а посередине, в низине, протекает река Баргузин. На лугах вырастает высокая трава. В сенокосную пору ее косят и ставят огромные стога сена, чтобы зимой кормить скотину. К июлю начинает созревать ягода: озерный и кустарниковый виды смородины, у реки – красная смородина, а в бору в конце августа – брусника. Эти ягоды – лакомство для всех: людей, животных, птиц, насекомых. Такими богатствами обладает моя малая Родина …

А топонимика Дырена, начиная с Далса (в западной части) и кончая Боолон-Түмэр (на востоке), такова: Далса, Сарюры (Һарюур), Турхикта, Балгуужан, Хүнтэй, Алла, Догдоо (Аллайн), Гаахаан, Баяндай, Цыренэй нуга, Харсага, Аяан, Урда Аяан, Буугшаар, Ентэхээк, Ботолло, Оолсо, Шэбэрсэ, Yлэгшээн, Эдьхитэ, Лазарь-нуга, Хоолой, Хуллак, Хүрпθθ, Сэю (Һэюу), Ягдак, Уланхаан, Хүшэгээр, Догдоо, Конюхайн нуга, Намаа, Гарааhан, Үмхэй, Аман, Һамаахай, Ямаагана, Хэнхэсэр, Булуухаан, Зүгдээли, Муншθθ, Тааса (Тазы), Жэргэ (Джирга), Баряанхуур, Боолон-Түмэр. Да, простят меня земляки, если упустил еще что-то…

И каждый из этих малых улусов (хуторков) имел свою внутреннюю структуру (составных частей) в виде «бууса» (гуртов и отар). Например, Ботолло, где я каждое лето «сенокосил» начиная с 4-го класса со своим школьным другом Баиром Дашиевым, где звеноводом бессменно являлся известный в Дырене производственник и весьма эрудированный, начитанный человек Жигжитов Балдоржи Жигжитович, а поварихой – передовой животновод совхоза Ухинова Зинаида Хамаровна, включал в себя: Баруун Ботолло (Хуурай Баргажан, Ёолоон, Ангалаани бууса); Дунда Ботолло (Дымбэрэни (Цыремпилэй) бууса, Бидаашкын бууса, Сооболиин бууса); Зуун Ботолло…

Всегда на слуху названия рек и речушек: Баргузин, Алла, Лүглэ, Гаахаан, Һүхэтьхэ, Шэбэрсэ, Yлэгшээн, Улгана, Джерга; озер: Аллайн нуур (с. Алла), «Хоолэнтии» (Догдоо), «Малыгин», «Гоожуур» (Аяан), Онгоони нуур (с. Кучигер), озеро Боолон–Түмэр (исток Баргузина); горячие источники («аршаанууд»): Алла, Кучигер, Үмхэй, Һэю.

Думается, что мы должны проявить интерес к географическим названиям (топонимике) своей территории. Напрашивается, конечно же, вопрос: зачем нужно их изучать и искать истоки того или иного имени? Ответим так: все на Земле имеет свой адрес. Для человека этот адрес начинается с места рождения. Несомненно, географические названия – это народное творчество, создаваемое веками. Истоки его уходят в далекое прошлое. Географические названия окружают нас с детства. С первых лет нашей жизни они повседневно и постоянно входят в наше сознание, начиная с названия родного села, где находится отчий дом, «тоонто», где ты появился на свет, и т.д. И естественным становится желание осмыслить географические имена, выяснить, как они образуются, развиваются или исчезают, каково их внутреннее содержание. Нелегко ответить на простой вопрос: что значат названия поселений, рек и озер, гор и долин, с которыми мы знакомимся уже в детстве? Например, почему реки, речки и ручейки носят странные имена: Һухэтьхэ, Луглэ, Yлэгшээн, Улгана и др? Нам необходимо поинтересоваться вопросами происхождения географических названий и народной географической терминологии у себя на малой родине и по возможности опубликовать немало статеек и заметок на топонимические сюжеты. (Ведь встал же на творческую стезю наш земляк-ветеран Даши Сандибаевич Аюшиев, ничего не писавший ранее и в поздний период ставший на путь изучения родословных дыренских бурят. Выпустил уже 2 солидные книги!).

В местной топонимике пока много неясного. Но еще В. Гёте говорил: «Человек должен верить, что непонятное можно понять; иначе он не стал бы размышлять о нем». Недавно прочитал «Слово о «малой родине» Шукшина. Он там ведет рассуждение о родине, о тех местах, где родился и вырос, где прошли первые свидания, тех местах и людях, с которыми связаны одни из лучших воспоминаний.

Подхваченные водоворотом забот и дел, как часто мы вспоминаем о родине, когда уже слишком поздно. Василий Макарович всегда хотел вернуться домой, на родину, и он знал, что так обязательно и будет.

Родина — это то, что связывает тебя кровными узами с тем, что дорого и близко с детства. Не зря говорится в пословицах: «Своя земля и в горсти мила», «Глупа та птица, которой гнездо свое немило», «Где родился, там и пригодился». Конечно, моя Родина переживает сейчас не самые лучшие времена, трудно ей, трудно людям. В деревне это проявляется особенно остро и заметнее. Например, в нашем селе-совхозе когда-то было свыше двадцати тысяч голов овец, сейчас не наберется, я думаю, и двух тысяч, уменьшилось и поголовье крупного рогатого скота. В запустении и поля на Куйтунах и Хуллаке. Нет работы. Но я все же верю, что село встанет на ноги, сможет занять достойное место в районе и республике, станет уважаемым. Иначе не может быть, ведь ее вековые традиции, ее историческое своеобразие нельзя уничтожить никем и ничем. В этом я уверен. И вместе со страной возродится мое село. Ведь живут и страдают, надеются на лучшее и трудятся прекрасные люди, умеющие любить, работать и отдыхать.

Я очень горжусь тем, что родился на такой благословенной Земле и получил возможность сердцем прикоснуться к истокам прошлого моей малой родины. Я понял глубокий смысл слов, услышанных когда-то где-то, что «красоту земли можно только сердцем разглядеть», четко осознал: я хочу, чтобы село мое продолжало жить, чтобы оно радовало живущих в нем людей все новыми и новыми открытиями. Место, на котором оно расположено, уникально!